Skip navigation

Category Archives: docdrama

Художник-акционист Петр Павленский на стенке инст. Сербского в знак протеста отрезает себе мочку уха  Pyotr Pavlensky ‘Segregation’ Performance over the wall of the Serbsky mental institution of criminal psychiatry

Наталья Горбаневская Позорное наследие. Рецензия на книгу Виктора Некипелова “Институт дураков”

психиатрия имеет дурную славу, психиатрами было уничтожено 300 тыс. человек с 1939 по 1945 год (в Германии). И советская психиатрия имела тоже не очень хорошую репутацию. В частности, из-за того, что институт им. Сербского по заказу КГБ давал в ходе психиатрической экспертизы заключения по делам инакомыслящих, после которых психически нормальные люди на неопределенный срок помещались в психиатрические больницы.http://www.index.org.ru/nevol/2006-6/gorb_n6.htm Постепенное свертывание немногих демократических достижений периода хрущевской “оттепели” вызвало появление нового слоя людей, впоследствии названных диссидентами. Прежде всего, диссиденты начали предавать гласности на Западе все известные им факты применения в СССР психиатрии в карательных целях. http://www.agentura.ru/culture007/history/psyho/ В печати стали появляться свидетельства пребывания в советских “ психушках” известных правозащитников — Патрушева, Горбаневской, Григоренко, Нарица, Буковского, Есенина-Вольпина — и отклики на них Солженицына, Ферона, Марченко, Амальрика, Зожа, Кирсанова, Брамберга и др. Famous Albert Maysles first documentary Psychiatry in Russia which he completed in 1955 presents a rosy picture of the mental health treatment not reflecting the abuse of psychiatry which became an established government and KGB policies. Alberte took a trip to Russia to photograph a mental hospital, and
returned the next year with a camera gifted to him from CBS to
film his first documentary, Psychiatry in Russia to launch his documentary film maker career in USA.
https://www.youtube.com/watch?v=MiZezAjaVI4 Here is Institute of Criminal Psychiatry official documentary story but it describes it’s abuse of the Psychiatry inmysles the Soviet time led by Лунц_Д.РDr. Daniil Lunts who was a colonel in the KGB https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D1%83%D0%BD%D1%86,_%D0%94%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8%D0%BB_%D0%A0%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87.
Институт Сербского.Страницы истории. https://www.youtube.com/watch?v=KQOobP2ENLo Предыстория фильма «Кащенко Обследование» такова: по направлению одного из московских военкоматов режиссер был отправлен на экспер- тизу в один из московских психоневрологических диспансеров. Там ре- шили, что нужно провести обследование в Психиатрической клинической больнице No 1 (в народе — Кащенко). И для автора раскрылся целый мир «психиатрии специального типа». Цель этого фильма — дать возможность высказаться людям, которых подвергают унижению и сомнительному лечению в специализированной психиатрической больнице.
Once, Moscow Military Commissariat obliged the director to pass medical ex- amination in a psychoneurological health center. There, they decided he needed an additional examination in #1 Moscow Mental Center, so-called Kashchenko. This is how Aleksandr discovered the world of ‘specialized psychiatry’ and it inspired him to make this film. Its purpose is to give a voice to people who are forced to endure humiliation and questionable treatment in the specialized psychiatric hospital.Александр Миронов http://www.dailymotion.com/video/x3gkk8n

Advertisements

Janis Joplin credible doc drama with jazz performance scenes janisjoplintampa and raw interviews http://www.dailymotion.com/video/x3g0hnz_janis-joplin-docdrama_shortfilms while most Janis dedicated films like latest Berg biopic ignore her destructive lesbian affairs as with Peggy Casseta but not drug addiction escapism due to her inability to deal with emerging superstardom fame while her violent counterculture rock riot style exuberance provoked to police arrests and created FBI file record which ultimately broke her personal  life psycho balance and led to suicidal drug abuse http://www.dailymotion.com/TECHNOLOGOS .cassetaJanis as last performance of Me and Bobby McGee ( freedom it’s when nothing left to lose sounds here as Everything [Live] 1970 https://www.youtube.com/watch?v=6iX-EcRKXJw

Top Video Moments of 2013: ‘Sharknado’ to Harlem Shake by Buzz60 New Russian feminists dissidents as God’s fools Pussy Riot Punk Rock Grrls Artists Russian religious performance sacred tradition
Trial the last word Последнее слово I
Последнее слово Екатерины Самуцевич (08.08.2012
http://www.dailymotion.com/group/pussyriot Moscow feminists Pussy Riot Punk Rock Group
Trial the last word Two Последнее слово Марии Алехиной (08.08.2012
Trial the last word III Последнее слово Надежды Толоконниковой на процессe

Moscow Punk Rock “Путин зассал” на Красной площади

Punk Riot Original Church Shoot Has No Criminal Content
Тема: Самодуров – еще неопубликованная статья “Негативное отношение к акции Pussy Riot может быть скорректировано”

Every Pop Culture Reference from Tarantino Movies by CollegeHumor
Уважаемые коллеги, в прилагаемой статье мной высказывается и обосновывается мнение, что негативное отношение к акции Pussy Riot может быть скорректировано, хотя эта акция несомненно нарушила общепринятые нормы приличия и общеизвестные, обычные правила поведения в церкви.Негативное отношение к акции Pussy Riot в ХХС может быть скорректировано

The Digitals – Lindsay Lohan by BlastroNetworks
Постановка вопроса
Выступая 10 октября по радио “Русская служба новостей” в передаче о решении Мосгосуда по делу Pussy Riot и пытаясь объяснить и обосновать свою позицию: приговор суда юридически неправомерен и морально не справедлив, я призвал слушателей и своего оппонента, защищавшего противоположную точку зрения, поразмышлять – с чем можно сравнить акцию Pussy Riot в  ХХС, потому что от этого зависит решение – допустима ли эта акция с точки зрения русской народной культуры и морали несмотря на всю ее этическую противоречивость и, соответственно, виновны ли участницы акции в недопустимом нарушении общественных приличий. Речь идет об этических оценках панк-молебна людьми, которые восприняли выступление Pussy Riot в ХХС не только как художественно-политическую акцию протеста против прихода Путина на пост президента в третий раз и против открытой поддержки его режима верхушкой РПЦ, но одновременно и как религиозное кощунство и недопустимое нарушение общественных приличий. Я и сам воспринимал ее так (до написания настоящей статьи), о чем сказал на передаче слушателям и своему оппоненту – журналисту, редактирующему один из православных журналов и занимающемуся общественной деятельностью, которой я оппонирую. Думаю, имеет смысл изложить в виде статьи то, что я понял.

Главная мысль
Главная мысль статьи, которую я стремлюсь донести до читателей, заключается в том, что необходимо понять и принять во внимание, что акция Pussy Riot в ХХС реализует и продолжает в преображенном виде традицию русских юродивых и русского юродства 15-17 веков (именовавшегося в то время словом “похабство”, но не в сегодняшнем негативном значении этого понятия).  Речь идет о юродивых не как сумасшедших, а как о социальных акторах, нарушающих своим поведением разного рода приличия и табу, находящихся и живущих в обществе на правах социальных изгоев (как бы мы сказали сегодня – без оплаты за свой труд), и публично делающих и говорящих то, что другие не могут сделать и сказать публично. Юродивые получили это право в силу испытываемых к ним в 15-17 вв. в народе смешанных чувств страха, уважения и восприятия их образа жизни и некоторых поступков как вдохновленных «свыше», «божьего гласа», «божьей правды» . Например, юродивый Василий Блаженный, чье имя неофициально носит  знаменитый Храм Покрова на Рву на Красной площади в Москве, где он похоронен, совершил однажды следующее (легенда это или  подлинный случай неизвестно, важно, что это  описано и вошло в житие Василия Блаженного). Во время Василия Блаженного на одной из башен московского Кремля одно время находилась икона Божьей матери, почитаемая народом чудотворной, т.к. около нее происходили исцеления.  Так и шло до тех пор пока Василий Блаженный не разбил икону, метнув в нее  камень. Окружившая юродивого  толпа, хотела его за это «несомненное» кощунство убить. Но Василий  попросил народ поцарапать разбитую икону и тогда под верхним красочным слоем с изображением Богоматери, обнаружился другой слой, с изображением дьявола. Так Василий Блаженный показал  всем ложь и  нечистое происхождение чудес производимых этой иконой. Об этом  случае, описанном в житии Василия Блаженного,  я узнал из очень интересной и яркой  лекции доктора исторических наук Сергея Иванова, которую он прочел слушателям проекта «Академия», идущего по ТV по каналу «Культура» (см. http://www.tvkultura.ru/news.html?id=1107252&cid=10524).
   Нарушая общепринятые  нормы приличия и разного рода табу русские юродивые, как считается в народе (хотя в реальности было и не только это), обличали лицемерие и неправоту  светских и церковных властей и потому воспринималась современниками и до сих пор воспринимаются нами в литературных произведениях как значимая и парадоксальным образом нравственная и допустимая часть культуры и самого народа. Вспомните знаменитую сцену в трагедии Пушкина “Борис Годунов”: «Юродивый: Борис, Борис! Николку дети обижают. Царь: Подать ему милостыню. О чем он плачет? Юродивый: Николу маленькие дети обижают… Вели их зарезать, как зарезал ты маленького царевича. Бояре: Поди прочь, дурак! Схватите дурака! Царь: Оставьте его. Молись за меня, бедный Николка. Юродивый: Нет, нет! Нельзя молиться за царя Ирода – богородица не велит.” (подчеркнуто мной – Ю.С.)
Юродивые за свое странное поведение платили социальным изгойством и оборачивающимся против них раздражением людей,  народа,  властей (в лекции, на которую я сослался, приводится случай, как один воевода в раздражении убил городского юродивого, но затем испугался и с честью его похоронил, установлено, что это реальный факт). 
Хочу привлечь внимание читателей к тому, что в России традиция юродства   в преображенном и ослабленном  виде  продолжает существовать и в ХХI веке под видом и в облике одной из популярных стратегий  современного искусства .Общеизвестно,  что  намеренное нарушение рядом современных художников в художественных перформансах и произведениях различных  моральных, политических, религиозных и иных общеизвестных и общепринятых  норм, обычаев, запретов, установлений государства – один из приемов, позволяющий достигать определенного психологического и социального эффекта – возбуждения эмоций, встряски сознания, привлечения общественного внимания к определенной волнующей художников проблеме (конечно не только к проблеме, но и к своему высказыванию и к себе тоже).  Можно было бы назвать довольно много случаев юродств современных художников, в том смысле как о нем сказано выше. Приведу пример, о котором все слышали. Сразу приходит на ум , как продолжающий традицию юродства и нарушающий несколько общепринятых моральных и религиозных табу и потому почти всеми дружно осужденный перформанс  Авдея Тер-Оганьяна  “Юный безбожник” (рубка икон). Приведя этот пример, я вовсе на хочу сказать, что смысл этой акции мне ясен. Еще одна акция, о которой многие слышали – выложенное группой Э.Т.И. собственными телами (в акции участвовали 14 мужчин и женщин) на брусчатке Красной площади знаменитое русское слово из трех букв. Еще один пример продолжения традиции юродства – акция группы «Война». Ее участники нарисовали краской на дорожном полотне разводного моста в С.-Петербурге против здания ФСБ мужской член. Видимо, многие слышали и о перформансах Олега Кулика «Человек-собака» (обнаженный автор публично имитировал в общественном месте поведение собаки). Подобные акции продолжают, я думаю, до сих пор живую традицию русских юродивых в форме перформансов современных деятелей искусства иногда понятных и ясных, а иногда «темных» и непонятных (так же как и у юродивых 15-17 вв.), несомненно нарушающих общественные приличия и запреты и потому подвергающих угрозе благополучие своих авторов. Можно сказать, что древнерусское юродство в сфере современного искусства – это нарушение или осмеяние посредством художественных, ненасильственных акций и перформансов установившихся и общепринятых приличий , норм, в т.ч. религиозных с целью критики тех или иных общественных установлений, явлений, политических и церковных деятелей и т.п.. 
Надеюсь, что читатели согласятся с утверждением и выводом, что панк-молебен Pussy  Riot в ХХС «Богородице, Дево , Путина прогони …» продолжает традицию русского юродства , естественно в преображенной и современной форме.
Этот вывод , не просто рассуждение на тему, а СРАВНЕНИЕ, которое помогает правильно воспринять выступление Pussy Riot в ХХС, и может помочь тем, кого проведение этой акции действительно обидело и оскорбило ПРЕДОЛЕТЬ СВОЮ ОБИДУ И ОСКОРБЛЕНИЕ (я имею в виду запись выступления, которое члены группы выложили в Интернет и каким его в силу беспрерывной трансляции по ТV увидели миллионы людей).
То, что панк-молитва на амвоне храма ХХС – сознательное нарушение участницами акции общепринятых и общеизвестных правил и норм поведения в церкви, а с точки зрения религиозного сознания и религиозное кощунство – бесспорный факт для множества людей. Но каков смысл и какова цель этого нарушения приличий и в восприятии множества людей религиозного кощунства?
По мнению моего оппонента по передаче на «Русской службе новостей» цель акции Pusst Riot заключалась в том, чтобы «взорвать общественное мнение и общественное спокойствие» , что и было достигнуто, в чем я с моим оппонентом согласился, хотя надо добавить, что в первую очередь целью участниц Pussy Riot был политический и социальный протест против сращивания церкви и государства.
Мария Алехина высказалась о цели акции в своем интервью так: «Мы не выступали в старом деревянном храме или полузаброшенной церкви, которые у нас в стране почти не реставрируются. .. Мы выбрали ХХС, потому что увидели достоверно задекорированную площадку для политических спектаклей. Мы часто становились свидетелями прямого использования ХХС, скажем так, не по назначению. В каком-то смысле мы сказали элитам РПЦ; «Посмотрите в зеркало!» … Наше действие – осмысление их действий. Акционизм – это всегда реакция ..». (Новая газета, №94, 22.08.2012).
Слова песни «Богородица, Дево, Путина прогони ..» соответствуют сказанному в этом интервью:
/ Богородица, Дево, Путина прогони / Путина прогони, Путина прогони /
/ Черная ряса, золотые погоны / Все прихожане ползут на поклоны /
/ Призрак свободы на небесах / Гей парад отправлен в Сибирь в кандалах /.
/ Глава КГБ, их главный святой / Ведет протестующих в СИЗО под конвой /
/ Чтобы Святейшего не оскорбить/ Женщинам нужно рожать и любить/
/ Срань, срань, срань Господня / Cрань, срань, срань Господня /
/ Церковная хвала прогнивших вождей / Крестный ход из прогнивших лимузинов /
/ В школу к тебе собирается проповедник / Иди на урок – принеси ему денег! /
/ Патриарх Гундяй верит в Путина / Лучше бы в Бога, сука верил /
/ Пояс девы не заменит митингов – / На протестах с нами Приснодева Мария!/

Но разве не то же самое, со скидкой на условия и обстоятельства времени, культуры и технических средств (в 15-16 веке не было Интернета и телевидения) совершил пушкинский юродивый Николка? Не напоминает ли Вам смысл акции Pussy Riot и текст их песни слова пушкинского Юродивого сказанные им Борису Годунову на площади около собора в Москве публично и при скоплении народа: Нет, нет! Нельзя молиться за царя Ирода – богородица не велит.”

Главное, чем шокировала и потрясла чувства и воображение народа акция Pussy Riot (об этом я уже писал см. http://echo.msk.ru/blog/samodurov/934366-echo/#comments) не обращение участников акции к Богородице с просьбой прогнать Путина, и не слова песни адресованные, как мне кажется, патриарху Кириллу: «Лучше бы в Бога, сука, верил», а место, с которого обращение и слова прозвучали – амвон Храма Христа Спасителя.
Общество акция потрясла и возмутила потому, что «бесовская» пляска на амвоне и прозвучавшие с амвона слова песни с предельно острой критикой высшего священноначалия и высшей светской власти нарушила существующий в сознании каждого отдельного человека – и верующих и неверующих, равно как и в современной русской культуре однозначный этический запрет на использование церковного помещения и пространства для чего либо, кроме выражения веры в Бога (допускается еще церковная столовая для бедных, проведение занятий воскресной школы, размещение церковной лавки, музейной экспозиции, укрытие и оказание помощи раненым и больных, проведение церковных собраний верующих и это почти все).
Именно нарушение участницами Pussy Riot этического запрета на выступление с амвона церкви с подобным панк-молебном десакрализовало в общественном сознании пространство ХХС. Мне кажется, что люди и власть и патриарх и Путин эту десакрализацию интиутивно ощущают и потому так резко, остро, болезненно на нее реагируют (настолько болезненно и остро, что даже в уголовном приговоре неожиданно появилась ссылка на решения средневекового церковного Трульского собора). В десакрализации ХСС созданного , предназначенного и используемого и государством и церковью главным образом для взаимной легитимации, а не для выражения веры людей в Бога, ХХС государственной властью и РПЦ позиционируется качестве главного храма страны и символа российского государственного православия – главное значение и главный позитивный результат акции Pussy Riot.
Но разве не напоминает акция Алехиной, Толоконниковой и Самуцевич, поступок Василия Блаженного, почувствовавшего и узнавшего (как – мы не знаем), что на иконе Богоматери на Кремлевской башне под ликом Богородицы иконописцем был написан образ нечистого. Когда Василий Блаженный это почувствовал, он разбил икону и тем победил дьявола. Говоря современным языком, юродивый не хотел допустить, чтобы люди поклонялись нечистому и десакрализовал оказавшуюся фальшивой (двусмысленной) икону Богоматери.
Общее у поступков пушкинского персонажа, юродивого Николки, Василия Блаженного и участниц Pussy Riot – их резкая и острая реакция на социально значимую ложь посредством заведомо уязвимых действий и поступков, делающих светские и церковные власти и светские и религиозные «точки лицемерия» доступными в дальнейшем для общественной критики.
Главная же разница между русскими юродивыми 15-17 веков и деятелями современного искусства, продолжающими традицию юродства, вот в чем. Пушкинский герой Николка, Василий Блаженный и др. юродивые 15-17 вв. в представлении современников нарушали общепринятые нормы поведения и кощунствовали не по личному наитию, произволу и разумению, а, так сказать, по божьему попущению и наущению, что и обеспечивало юродивым определенную социальную защиту и право на подобные действия. Современные деятели искусства, поступающие примерно так же как Василий Блаженный и др. юродивые средних веков, в отличии от них действуют по собственному наитию и разумению, а «не по гласу свыше». Современное общество также расколото в оценке смысла таких действий. Как мы знаем российский народ и российский истеблишмент не готов признать за современными художниками право на религиозное кощунство и на паблик арт акции делегитимизирующие советские, российские и церковные власти и обеспечить деятелям искусства возможность реализации подобных акций хотя бы в музеях и галереях (уголовные приговоры организаторам выставок «Осторожно, религия!», «Запретное искусство», и участникам акции «Pussy Riot» это подтверждают).

Заключение

В тех случаях, когда современные деятели искусства взрывают общественное сознание и шокируют людей какими-то острыми , но не связанными с насилием и вандализмом художественными и художественно-политическими паблик арт акциями, нарушающими общественные приличия, табу и т.п., подобные акции можно и следовало бы рассматривать в более широкой и долговременной исторической перспективе, включая их понимание и оценку в традицию русского юродства и приятие русскими этой традиции. Культурно-исторически юродство, как мы пытались показать, существует сегодня, в частности, в преображенной форме одной из стратегий современного искусства. Ее авторы – некоторые современные юродствующие художники, действуют не по указаниям «свыше», а на основе личного интуитивного и рационального понимания окружающей действительности, но примерно с той же целью, что и юродивые 15-17 вв. и существуют примерно под теми же угрозами. Традиция русского юродства не только дожила до наших дней, но имеет право на существование в русской культуре сегодня и в будущем.
Хотя участницы Pussy Riot конечно не имели ни юридического, ни освященного моралью неписанного права выступать в ХХС с панк-молебном «Богородица, Путина прогони», взгляд на эту акцию как на поступок , продолжающий традицию русского юродства позволяет отнестись к ней не так негативно в этическом плане, как относятся к ней сегодня почти все группы российского общества. Прежде всего отметим, что поскольку РПЦ сегодня один из мощных идеологических и политических институтов в России, действующий в тесном союзе с нынешней авторитарной и довольно коррумпированной властью, Pussy Riot имели все основания для того, чтобы деятельность верхушки РПЦ критиковать. У участниц Pussy Riot как и многих граждан и религиозно настроенных людей и атеистов вызывают неприятие не богослужебные и религиозные, а политические и социально-политические аспекты деятельности и позиционирования РПЦ..
Представьте себе теперь, что Вы, прочли еще раз пушкинского «Бориса Годунова» и прослушали по телевидению лекцию профессора Иванова о русских юродивых и под впечатлением от услышанного, неожиданно встретили в ХХС вполне «пушкинских персонажей» Марию Алехину, Надежду Толоконникову и Екатерину Самуцевич , обличающих с амвона патриарха Кирилла за использование помещений ХСС не по назначению и за использование авторитета Церкви для избрания на царство «царя Ирода» Вероятно, вы сразу бы поняли, что имеете дело с традицией русского юродства и постарались бы вытолкать современных «юродивых» из храма и этим бы удовлетворились. А если Вы еще при этом работали бы в РПЦ, то постарались сделать так, чтобы их обличения никто кроме Вас не услышал или не придал им никакого значения, и потому не стали бы бесконечно показывать выступление Pussy Riot в ХХС по телевизору и не потащили бы девушек в суд и не добивались бы того, чтобы их посадили в тюрьму. Одним словом Вы постарались бы не допустить десакрализацию ХХС и умаление авторитета РПЦ в общественном сознании.
Кстати, стоит вспомнить, что Сахаров тоже вел себя и воспринимался советским обществом как «юродивый». Чего ему, трижды Герою социалистического труда, академику не хватало, что он стал ходить на суды над диссидентами, выступать с заявлениями, критикующими действия правительства по укреплению оборонного могущества СССР и выполнение советскими войсками интернационального долга в Афганистане и т.д., оскорбительными для чувства патриотизма множества советских людей. Но ведь вот какой случился парадокс – ссылка Сахарова в Горький хорошо поработала на разочарование советского народа в советской власти.
Мне кажется, что в свете до сих пор существующей в русском сознании, русской культуре и российском обществе памяти о русском юродстве и юродивых, с их особыми правами, особым статусом и особым отношением к ним в обществе утверждение об абсолютной этической недопустимости панк-молебна Pussy Riot в ХСС требует переосмысления и пересмотра.
Осуществить такое переосмысление и пересмотр без участия думающих и честных людей, как верующих, так и неверующих невозможно. В этом смысле участникам акции Pussy Riot требуется наша помощь. Возможно, многие люди могли бы изменить и пересмотреть свое восприятие панк-молебна Pussy Riot в ХХС как этически недопустимого поступка, поняв ее и восприняв панк-молебен, как продолжающий традицию русского юродства в преображенной форме художественно-политической акции и как поступок современных юродивых-художников. Кстати говоря, более позитивное восприятие этической стороны этой акции, по-моему снимает и решает проблему десакрализации ХХС панк-молебном и проблему восприятия этой акции как оскорбительной множеством шокированных ей людей. То , что этически допустимо – не в состоянии и не может десакрализовать чего бы то ни было и оскорбить кого бы то ни было. Уверждение об этической недопустимости акции Pussy Riot требует переосмысления и пересмотра, хотя она несомненно нарушила общественные приличия и обычные, общепринятые нормы поведения в церковном помещении..
Что касается правовой оценки акции – единственная возможность оценка акции Pussy Riot по закону, а не «по политической шкале» преступлений против церкви и государства. К сожалению, суд уже вынес решение «по политической шrале» – два года лишения свободы для Алехиной и Толоконниковой и два года условного лишения свободы для Самуцевич. С точки же зрения закона акция Pussy Riot в ХХС по мнению российского омбудсмена, советника президента по правам человека, множества авторитетных юристов и правозащитников является административным правонарушением и в соответствии со ст.5.26 КоАП, за проведение панк-молебна в ХХС должен быть назначен штраф в размере до 1000 рублей. Дело и задача всех адвокатов Pussy Riot добиваться пересмотра приговора в этом направлении.
.

Юрий Самодуров, 11 октября 2012 года.

feminists vitruvius

feminists vitruvius

yesenin-volpin portrait by Irene Cesaer in BostonAlexander Sergeevich Volpin Poet and Mathematician, The
dissident I
First among equals. The Alexander Sergeevich Esenin – Volpin
Poet and Mathematician, the dissident portrait. Visual Narrative
, part One Esenin – Volpin, Poet and Mathematician remembers
times of his childhood how he began to write poetry, on of his
poem in Russian Raven included below for which he was arrested
lately as Mandelshtam for his poem of mockery of Stalin.
http://www.facebook.com/pages/Alexander-Sergeevich-Esenin-Volpin/123509657744797 Alexander Sergeevich Esenin-Volpin facebook page as public figure
Alexander Sergeevich Esenin – Volpin, Poet and Mathematician,
The dissident part Two
Alexander Sergeevich Volpin. Dissident , Poet and
Mathematician
First among equals. The Alexander Sergeevich Esenin – Volpin
Poet and Mathematician remembers times of Stalin persecution of
Akhmatova and recites his poem in Russian for which he was
arrested lately as Mandelshtam for his poem of mockery of
Stalin. �икогда � не брал �охи
Alexander Sergeevich Volpin Poet and Mathematician, The
dissident four
Alexander Sergeevich Volpin Poet and Mathematician, The
dissident part four Dissident Yesenin-Volpin’s
ultra-finististic Intuitionism: (Roy Lisker)- combination of
poetry, mysticism,medieval scholasticism, pedantry and profound
insights set it apart from any of the systems so many of which
bog down quickly in tedious fine distinctions. The Dictatorship
of Reason: Aleksandr Volpin and the Idea of Rights under
“Developed Socialism”

Alexander Sergeevich Esenin – Volpin, Poet and Mathematician,
The dissident part Two
First among equals. The Alexander Sergeevich Esenin – Volpin
Poet and Mathematician, the dissident portrait. Visual Narrative
, part two Dissident Yesenin-Volpin’s ultra-finististic
Intuitionism: (Roy Lisker)- combination of poetry,
mysticism,medieval scholasticism, pedantry and profound insights
set it apart from any of the systems so many of which bog down
quickly in tedious fine distinctions. The Dictatorship of
Reason: Aleksandr Volpin and the Idea of Rights under “Developed
Socialism”

Nafissatou DialloIMF Ex-Chief Globaltrotter NYC Riker’s Jailbird accused in sexcrimes Dominique Strauss-Kahn France President napoleonic ambitions A New York court has dismissed charges of sexual assault against former IMF chief Dominique Strauss-KahnDominique Strauss-Kahn, which means the criminal case against him is now closed.The news comes after New York City prosecutors asked that all criminal charges against the former International Monetary Fund leader be dismissed because they were not certain beyond a reasonable doubt that the hotel maid who had accused him of sexual assault was telling the truth The 33-year-old West African maid claimed Strauss-Kahn attacked her and sexually assaulted her in his luxury suite on May 14 View next as Dominique Strauss-Kahn, ex IMF DIR GEN – a failed jailbird in NYC accused as sexual predator.

The 9/11 first responders bill passed by unanimous consent by the Senate. View Technologos Digital Archives In Memoriam 9/11 WTC noncontroversial docdrama shooting gateaway to hell firefighters Inside 9/11 WTC Ground Zero who are now entitled to free medical treatment.
Midnight at Ground Zero
Forthnight after the World Trade Center tragedy the Wall St. area was re-opened to those of us who worked or lived there. This short film is a record of what going to work that night was like.
In Memorium to those who lost their lives and those who sacrificed their health to find the victims remnants
The compromise agreement dedicate a total of $4.2 billion over a 10-year period, $1.5 billion of the cost goes for health benefits and $2.7 billion will pay for compensation for health woes of emergency responders. The agreement also caps attorneys’ fees at 10 percent of any total compensation award, and prevents individuals from making multiple claims for benefits.

http://www.cnn.com/2010/POLITICS/12/22/911.bill/index.html

Julian Assange Wikileaks webcinema portrait who launched Cablegate
that catapulted US State Dept into a worldwide diplomatic crisis by publishing 251,000 State Department documents with The Guardian and Der Spiegel this Sunday afternoon. View Cinematic portrait of daniel ellsberg who talks on wikileaks principal Cables whistleblower bradley manning and White House Presidents critiques accusing officials in lies as Obama administration had presented a misleading portrait of the war in Afghanistan and Iraq WikiLeaks presents a new depth of detail about how the U.S. military has seen, for all war years. Mr. Ellsberg described Mr. Assange admiringly as the most dangerous man in the world for challenging governments, particularly the United States. He said the WikiLeaks founder had been pursued across three continents by Western intelligence services comparable to Obama administration threat to prosecute Assange to his own treatment under President Richard M. Nixon.
WikiLeaks says that, contrary to the state department’s fears, it also initially intends to post only limited cable extracts, and to redact identities. At the start of a series of daily extracts from the US embassy cables – many of which are designated “secret” – the Guardian discloses that Arab leaders are privately urging an air strike on Iran and on grave fears in Washington and London over the security of Pakistan’s nuclear weapons programme along with alleged links between the Russian government and organised crime while material includes a reference to Vladimir Putin as an “alpha-dog”, Hamid Karzai as being “driven by paranoia” and Angela Merkel allegedly “avoids risk and is rarely creative”.On the whole, the cables from the Middle East expose the superpower’s weaknesses. Washington has always viewed it as vital to its survival to secure its share of energy reserves, but the world power is often quickly reduced to becoming a plaything of diverse interests. And it is drawn into the animosities between Arabs and Israelis, Shiites and Sunnis, between Islamists and secularists, between despots and kings. Often enough, the lesson of the documents that have now been obtained, is that the Arab leaders use their friends in Washington to expand their own positions of power.

The cables published today reveal how the US uses its embassies as part of a global espionage network, with diplomats tasked to obtain not just information from the people they meet, but personal details, such as frequent flyer numbers, credit card details and even DNA material.
Julian Assange On Afghan War Logs With Larry King.

Digital Archives In Memoriam 9/11 WTC Creative Memorial Original Architecture Design Resurrection with noncontroversial docdrama shooting gateaway to hell firefighters Inside 9/11 WTC Ground Zero

The WTC principal master planner spiritual memory 9/11 resurrection Architect Daniel Libeskinds lectures on Monument and Memory Architecture won with his proposal for creative rebuilding original WTC twin skyscrappers digital archives cinematic landscape designed along with architects Calatrava, Foster and Rogers with WTC site developer
http://www.xmail.net/technologos/Asilver.html
DANIEL LIBESKIND describes Master Plan Architecture of WTC Ground Zero Rebuild

ORIGINAL WTC ARCHITECT MINORU YAMASAKI CREATED HIS DESIGN BY REINVENTING PROTOTYPES OF ADMIRED ISLAMIC ARCHITECTURE
http://www.xmail.net/technologos/Ayama.html For 29 years — from the time the first World Trade Center tower was completed in 1972 to Sept. 11, 2001, when two hijacked planes leveled the buildings — there was little general awareness that New York’s tallest and most visible towers reflected Yamasaki’s interest in Islamic architecture.
Yamasaki described WTC plaza as “a mecca, a great relief from the narrow streets and sidewalks of the surrounding Wall Street area.” Yamasaki replicated the plan of Mecca’s courtyard by creating a vast delineated square, isolated from the city’s bustle by low colonnaded structures and capped by two enormous, perfectly square towers—minarets, really. Yamasaki’s courtyard mimicked Mecca’s assemblage of holy sites—the Qa’ba (a cube) containing the sacred stone, what some believe is the burial site of Hagar and Ishmael, and the holy spring—by including several sculptural features, including a fountain, and he anchored the composition in a radial circular pattern, similar to Mecca’s. FRANK LLOYD WRIGHT THE ARCHITECT INTERVIEW ON HIS ARCHITECTURE http://www.xmail.net/technologos/Awright.html Frank Lloyd Wright, America’s most noteworthy architect, designed the civic center in the late 1950s after going to Baghdad for a project commissioned by Iraq’s ruler, King Faisal II.
Wright, who also visited Iran, had a lifelong interest in Islamic architecture and a deep admiration for Persian aesthetics. He made no secret of this, but 40 years after his death, this side of Wright has been almost lost in the United States’ collective memory of him.

Memoirs by the Beslan school massacre survivor schoolgirl agunya in livejournal diaries rough translations: the third day with over thousand hostages 344 were killed including 186 children during risky rescue operation by special forces (original text in russian) with docdrama reels as visual comments http://agunya.livejournal.com/13392.html

To be honest – the third day of writing is not on the “hot pursuit”. He was too catchy and too long memories of him bring me pain, so I could record them. I could not finish it. Because I can not live it to the end.
Denouement.

Woke up very early. Somewhere in the beginning of the sixth, because it had not yet dawned when we were transferred back to the gym. Our sites

the windows on the benches were occupied, and eventually we found ourselves between the ring and the center of the gym.

The time passed very slowly, crawling. For a while we were still asleep. Desire to kill. And impotence, did not even want to move. I saw some people kegs of yellow liquid, at first I did not realize that it was urine. All this time with Zarina was her cousin, a first grader, she was very afraid of him. On the third day he was very weak, and kept asking for water. Then she picked up somewhere in the urine of a broken cheap casket and gave him a little, wiping her own and his own face. I was unable to overcome their squeamishness and my thirst was not so strong to drink it. Zarina just wiped my face and lips. It was not so disgusting at the moment, no. Beside him sat a boy from a parallel class, and obviously was not in itself. Asked us for our phone numbers, be sure to want them to remember and type, when we will go from there. And when I saw the jar of urine, began to throw it and yell to us that we did not drink “is the oil”. Dicko wanted to sleep. I have dreamed of not so much on the release, but about death, because it seemed a more likely outcome. And like the third day we have only one thing – the end. Either end, if only it was all over.

In the helplessness and desire to sleep, I would drop to the floor, but the rebels said they would shoot anyone who loses consciousness. Then Mother said: “We need to get up.” We Zarina leaned to each other backs, and sat, because the force is not left to itself mum was already very, very weak. Zarina asked me what time. All this time I have loved the red-brown watch ‘Swatch’, which I gave to my sister, so I am all 3 days could focus over time. At that time it was nearly an hour of the day, somewhere without the 5.10 minutes. Then the phone rang. Occasionally, the militants called, and they all (as we thought, probably) retold the hostages. “From Chechnya’s withdrawal of troops – they said. – If the information is confirmed, we’ll start you a little release. And then my first time in all these three days, wanted to cry, because there is hope that we will do from there. And then …. I just lost consciousness, and when I came over me burning roof, everything fell, people were lying around. And the first thing I saw when I got up – a burning and charred corpse of one of the terrorists on a chair, a shell burst, which is poured a bucket with water, the other gunman. They began shouting that living rose and left the gym in the hallway. I do not know why, but my mother and I stood up and went. I had noticed a small dimple on the broken left hand and mentally relaxed, that there is no other wounds. My mother is in the right shoulder was a small and narrow opening. On the way to the door I tried to go carefully, everywhere lay the body, fragments of the ceiling, smoking wooden beams. Near the door I saw something that still spinning in my head when I think about the terrorist attack … I saw the body of a small, thin girl, but when I looked above the neck, I realized that just do not see the top half of the skull, some white red pulp of the beautiful, but dead face. It was the most terrible and awful moment, perhaps, then came to me the realization that it all really.

The militants took us from the gym in the dining room. There hostages could drink water from the barrels, some children eagerly ate cookies. Near me stood a man with a boy in her arms. The boy was still dressed in pants and a white shirt, at the center of which was a big red bloody circle. He did not breathe, or rather, his breathing was more like a strange animal rattle. My mother asked me: “This is what my Vova?”. I sort of knew it, but then could not be sure of anything, as if my vision, perception and psychology have played with me. And attached to his mother one girl about 8 years in the dining room and said: “Galina Hadzhievna, I know you. You are my pick to live with? My mother and sister died. Likewise, her blood from his mouth was. I want to live with you, I know how to dress herself and swim, well? “. My mother only nodded in response, tried to calm her and she kept beside her.

Then they forced the hostages to put in the window (as in the dining room were still covered with bars) of the children that those soldiers were waving rags and shouted that there hostage, so that our people did not shoot. Women do not want to put children and embarked on the sills themselves. All again lay on the floor (I then almost run over, my mother helped to get out from under the piles of bodies). Then there was another explosion is very strong on its power. I looked at that moment in the ceiling and the hot dense blast splashed me from head to toe. I thought: “This is the end. At this time, I just died. ”

I woke up. Brush has hung, were swamped in the blood of my favorite “Swatch”. I looked at his foot and saw that through the wound below the knee, I see something white, bright, like a bone. I was quite painful, just hard to raise the arm and leg. My mother lay beside him. “My leg, – she said. – Care. never forgive myself that listened to her, turned and went. I do not know what it was. Where is betrayal.
I crawled on all fours to the broken window. Near the window stood some stoves, I got to the window sill. At one of these stoves were two naked corpse depleted boys. They were like brothers. Their eyes … Apparently, they exhibited in the window with a rag. Or kids just wanted to get away.

Up the street I left with one motion, when my foot fell through the crack. I have almost never felt the leg, could not find her, all pulling her, pulled, and nothing I have not worked. Below I have waited for our militia, and military. They shouted to me: “Come on, sweetheart, come on, honey!” And I could not. From this sense of helplessness and hopelessness, I began to cry. For the first time in 3 days I cried. But then somehow gathered and released his leg. I picked up, put on a stretcher, suffered through some yards, thrown in a keyway and drove away. My right foot all the way in a strange swinging. In Lasik with me was a woman, who at first eagerly drank the water. And I did not care. Force was no longer happy …

Then I find a home, then I will be taken into loaf hospital, where I’ll lie in one operating room with my mom, but only found out afterwards, then I will fight with their conscience, that he did not seem that I am still being held hostage; then I’ll read sms sisters and accidentally read condolences about my Mom, then call me to say that the letter D in MADAMM no more – Dzerochka died, that Arsene is not alive, that Alanka – my heroine of all these three days, died, that Sabine was buried in a closed coffin after examination; that Albina V. takes the children, that the noblest and strongest have died, burned, bled … and a lot of different “then. Until now dying because of the effects of terrorist attack. Until now, people are living these events again and again. I will not tell even half, probably. Memory – a wonderful thing: they seek to forget all the bad, terrible, sick.
Every day – new “later”. I do not know what to do to make this happens again. Or something else awful. I tell you my story. All that has happened – has happened in my beloved school, with my family and my favorite people, and I think that I have the right not to talk about their pain to you. What I then called life – taken from me. Some people are deprived even the right to life. Over many bullied so far, making them even more maimed.
Beslanchane trying to spread the truth. But this is our bad turns. The investigation has been going on 6 years and will not move forward. All the questions that we had then, and remains to this day. This – my truth may sometimes too outspoken, sometimes even cruel and sickening. NB Moscow Terror theatre docrama was a prelude to Beslan

03.09.2004. День третий.
3/9/2010 02:48
Скажу честно – третий день писала не по “горячим следам”. Он был слишком запоминающимся и слишком долго воспоминания о нем приносили мне боль, чтобы я могла их записать. Я никак не могла его закончить. Потому что не могу прожить его до конца.

Развязка.

Проснулись очень рано. Где-то в начале шестого, потому что тогда еще не рассвело, когда нас переводили обратно в спортзал. Наши места

под окнами на скамейках были заняты и в итоге мы оказались между кольцом и центром спортзала.

Время тянулось очень медленно, ползло. Какое-то время мы еще спали. Жажда убивала. И бессилие, не хотелось даже двигаться. Я видела у некоторых людей баклажки с желтой жидкостью, сначала я не поняла, что это была моча. Все это время с Зариной был ее двоюродный брат, первоклассник, она очень боялась за него. На третий день он был совсем слабым, и все время просил воды. Тогда она взяла откуда-то мочу в какой-то сломанной дешевой шкатулке и давала ему немного, обтирая ее же его и свое лицо. Я не смогла преодолеть свою брезгливость или моя жажда была не такой сильной, чтобы выпить это. Зарина лишь протирала мне лицо и губы. Это не было так мерзко на тот момент, нет. Рядом сидел мальчик из параллельного класса и явно уже был не в себе. Просил у нас наши номера телефона, обязательно хотел их запомнить и набрать, когда мы выйдем оттуда. А когда увидел сосуд с мочой, стал швырять его и кричать нам чтобы мы не пили «это масло». Дико хотелось спать. Я уже мечтала не столько об освобождении, сколько о смерти, потому что это казалось более вероятным исходом. А хотели в третий день мы только одного – конца. Любого конца, лишь бы все это кончилось.

В бессилии и желании уснуть я валилась на пол, но боевики заявили, что будут расстреливать всех, кто теряет сознание. Тогда Мама сказала: “Надо подняться”. Мы с Зариной прислонились друг к другу спинами, так и сидели, потому что сил совсем не осталось, сама мама была уже очень-очень слабая. Зарина спросила меня который час. Все это время на мне были любимые красно-коричневые часы ‘Swatch’, которые мне подарила сестра, поэтому я все 3 дня могла ориентироваться во времени. На тот момент было без малого час дня, где-то без 10-5 минут. Потом раздался телефонный звонок. Время от времени боевикам звонили, и они все (как нам казалось, наверное) пересказывали заложникам. “Из Чечни выводят войска, – сказали они. – Если эта информация подтвердится, мы начнем вас понемногу выпускать”. И тут мне первый раз за все эти три дня захотелось заплакать, потому что появилась надежда, что мы вырвемся оттуда. А потом…. Я просто потеряла сознание, а когда очнулась, надо мной горела крыша, все падало, кругом лежали люди. И первое, что я увидела, когда я поднялась – горящий и обожженный труп одного из террористов на стуле, под разорвавшимся снарядом, которого заливал ведром с водой другой боевик. Они стали кричать о том, чтобы живые поднимались и выходили из спортзала в коридор. Не знаю почему, но мы с Мамой встали и пошли. Я успела заметить небольшую разорванную ямочку на левой руке и мысленно успокоилась, что других ран нет. У Мамы же в правой лопатке было маленькое и узенькое отверстие. По пути к выходу я пыталась идти осторожно, везде лежали тела, фрагменты потолка, дымящиеся деревянные брусья. У самой двери я увидела то, что до сих крутится у меня в голове, когда я думаю о теракте… Я увидела тело маленькой и худой девочки, а когда посмотрела выше шеи, поняла, что просто не вижу верхней половины черепа, какое-то бело-красное месиво над красивым, но мертвым личиком. Это был самый страшный и жуткий момент, наверное, тогда ко мне пришло осознание того, что это все реально.

Боевики вывели нас из спортзала в столовую. Там заложники могли выпить воды из бочек, какие-то дети жадно ели печенья. Недалеко от меня стоял мужчина с мальчиком на руках. Мальчик был все еще одет в брюки и белую майку, в центре которой был большой красный кровавый круг. Он плохо дышал, вернее, его дыхание больше походило на хрипы странного животного. Мама спросила меня: «Это, что, мой Вовка?». Я его вроде узнала, но тогда не могла быть уверенной ни в чем, как будто мои зрение, восприятие и психика играли со мной. А к маме привязалась одна девочка лет 8 в столовой и говорила: «Галина Хаджиевна, я вас знаю. Вы меня заберете к себе жить? Моя мама и сестра умерли. Точно, у нее кровь изо рта шла. Я хочу с вами жить, я сама одеваться умею и купаться, хорошо?». Мама только кивала в ответ, успокаивала ее и держала рядом.

Потом Они заставили заложников выставить в окна (а в столовой они были еще и прикрыты решетками) детей, чтобы те махали солдатам тряпками и кричали, что тут заложники, чтобы наши не стреляли. Женщины не захотели ставить детей и встали на подоконники сами. Все снова лежали на полу (меня тогда чуть не задавили, мама помогла выбраться из-под груды тел). Потом раздался новый взрыв, очень сильный по своей мощи. Я смотрела в тот момент в потолок и горячая плотная взрывная волна окатила меня с головы до ног. Я подумала: «Вот и конец. На этот раз я точно умерла».

Я очнулась. Кисть уже висела, кровью были залиты мои любимые “Swatch”. Я посмотрела на ногу и увидела, что сквозь рану ниже колена я вижу что-то белое блестящее, похожее на кость. Мне было совершенно не больно, просто тяжело поднимать руку и ногу. Мама лежала рядом. “Нога, – сказала она. – Уходи”. никогда не смогу простить себе то, что послушала ее, развернулась и пошла. Не знаю, что это было. Откуда это предательство.
Я поползла на четвереньках к выбитому окну. Возле окна стояли какие-то печки, я добралась до подоконника. На одной из этих печек лежали два трупика раздетых истощенных мальчиков. Они были похожи как братья. Их глаза… Видимо, их выставляли в окно с тряпками. Или дети просто хотели вырваться.

До улицы мне оставалось одно движение, когда моя нога провалилась в щель. Я уже ногу почти не чувствовала, не могла ее найти, все тянула ее, тянула, и ничего у меня не получалось. Внизу меня уже ждали, и наши ополченцы, и военные. Они кричали мне: “Давай, золотце, давай, солнышко!” А я не могла. От этого чувства бессилия и безнадежности я стала плакать. Первый раз за 3 дня я плакала. Но потом как-то собралась и освободила ногу. Меня подхватили, положили на носилки, понесли через какие-то дворы, закинули в пазик и повезли куда-то. Моя правая ступня всю дорогу как-то странно качалась. В пазике со мной лежала женщина, которая сначала жадно пила воду. А мне было все равно. Сил радоваться уже не было…
Потом меня найдут родные; потом меня отвезут во владикавказскую больницу, где я буду лежать в одной операционной с моей мамой, но узнаю об этом только потом; потом я буду бороться со своим сознанием, чтобы ему не казалось, что я все еще в заложниках; потом я буду читать смс сестры и случайно прочту соболезнования о моей Маме; потом по телефону мне скажут, что буквы Д в МАДАММ больше нет – Дзерочка погибла; что Арсена нет в живых; что Аланка – моя героиня всех этих трех дней, погибла; что Сабину похоронили в закрытом гробу после экспертизы; что Альбина Викторовна выводила детей; что самые благородные и сильные умерли, сгорели, истекли кровью… И много разных «потом». До сих пор умирают из-за последствий теракта. До сих пор люди проживают эти события снова и снова. Я вам не рассказала и половины, наверное. Память – удивительная штука: стремится забыть все плохое, страшное, больное.

Каждый день – новое «потом». Я не знаю, что надо сделать, чтобы такого больше не повторилось. Или чего-то другого, ужасного. Я рассказываю вам свою историю. Все, что произошло – произошло в моей любимой школе, с моими близкими и любимыми мне людьми, и я считаю, что имею право на то, чтобы рассказать о своей боли вам. То, что я тогда называла жизнью – у меня отняли. У кого-то отняли даже право на жизнь. Над многими издеваются до сих пор, делая их еще большими калеками.

Бесланчане стремятся распространить правду. Но это у нас плохо получается. Расследование идет уже 6 лет и не сдвигается с мертвой точки. Все вопросы, которые у нас имелись тогда, остаются и по сей день. Это – моя правда, может местами слишком откровенная, иногда даже жестокая и тошнотворная.
Спасибо вам за внимание.
(original texts by author in russian) http://agunya.livejournal.com/

USSR Military Cadets Dissident Saga memoirs work in progress creating video archives of 1960-70 Moscow Dissidents, not yet final editor cut Interview https://vimeo.com/13867758 in the process to create original video archives on vimeo http://www.vimeo.com/technologos
intellectual dissent history and underground culture in USSR begins with memoirs saga of military cadets and (narration in original russian) https://vimeo.com/technologos/videos ith the relevant texts published in russian with english rough translation pieces below http://bit.ly/9dgcl5

In custody since March 3, 1962

The crime under Art. Art. 70, Part 1, and 72 of the Criminal Code of the RSFSR (3).
Preliminary investigations established that:
that the defendants Balashov (4) and Murzhenko, being anti-Soviet dissident and with the policy of the CPSU and the Soviet government, in late 1961

3 Article 70-I, Part 1 of the Criminal Code of the Russian Soviet Federal Socialist Republic (RSFSR Criminal Code) provides for punishment for “agitation and propaganda being carried out in order to undermine or weaken the Soviet regime – from six months to seven years in prison camps for special treatment with further reference to five years or without it. Article 72-I of the Criminal Code provides punishment for group action in the commission of a particularly dangerous state crimes, including – for the group of advocacy nature.

4 Victor Balashov – a graduate of Suvorov Military School, classmate A. Murzhenko of the Moscow Finance Institute and organizer of the underground “Union freedom of the mind. During the completion of the camp period running (see below), for which he was convicted for an additional three years. After his release in 1972, left the Soviet Union. Now lives in the U.S..

by agreement created an illegal anti-Soviet organization called the Union Of Freedom Reason. ”

When you create an organization they set out to fight against the Communist Party and Soviet government, and held the CPSU and the Soviet government interventions were intended to create your own program and statutes involved in the organization to new members and carry out anti-Soviet activities by conducting anti-Soviet agitation and anti-Soviet flyers content.

In furtherance of their criminal intentions Balashov and Murzhenko dragged into a criminal organization in November 1961 the defendant Fedorov, and in early 1962 the defendant Kuzmin. At the same time, they, with the participation of Fedorov, in late 1961 began to manufacture the anti-Soviet leaflets and accompanying letters to her on behalf of the named “Union of Freedom of Mind” by assigning the term spread it before the election of the Supreme Soviet of the USSR in 1962 .. . Once the text of the leaflets Balashov in February 1962, rented a typewriter, on which your home has printed the text of the anti-Soviet leaflets.
Photographer’s work in the 5 th publising house – Voyenizdat Ministry of Defense, Balashov, using his official position, in February 1962, multiplied by car “offset duplicator” anti-Soviet leaflets text of about 400 units (units) and brought them to his home. After breeding leaflets Balashov and Murzhenko dragged into established their anti-Soviet organization accused Kuzmin, who participated in the finalization of the texts accompanying letters to the anti-Soviet leaflets. They reported on the establishment of anti-Soviet organization in the Soviet Union, its objectives, contained defamatory allegations in respect of existing in the Soviet system …
In accordance with the developed plan, February 22
1962 Balashov, Murzhenko Fedorov, and Kuzmin, distributed over 350 flyers and a few cover letters by mail to the addresses of major industrial companies, newspapers, government agencies Soviet countries themselves directly distributed leaflets at universities in Moscow.
Each of them spread anti-Soviet leaflets and letters with the leaflets: Balashov – 60 100 leaflets and envelopes Murzhenko – 20 flyers and 20 envelopes, Fedorov – 4 leaflets and 20 envelopes and Kuzmin – 30 flyers and 80 envelopes.
In addition, the Polytechnical Museum during the discussion Balashov, Murzhenko and Fedorov sent two leaflets in the Presidency, and a leaflet handed Murzhenko gr. Alekseev. Six leaflets handed Murzhenko citizen Glazkova and 10 leaflets handed gr. Lookout for the spread in Kiev …

Под стражей с 3 марта 1962 г.

В преступлении, предусмотренном ст. ст. 70, ч. 1 и 72 УК РСФСР 3.

Материалами предварительного следствия установлено:

что подсудимые Балашов 4 и Мурженко, будучи антисоветски настроенными и несогласными с политикой, проводимой КПСС и Советским правительством, в конце 1961 года

3 Статья 70-я, часть 1-я, Уголовного кодекса Российской со­ветской федеративной социалистической республики (УК РСФСР) предусматривает наказание за “агитацию и пропаганду, проводимую в целях подрыва или ослабления советской власти” – от полугода до семи лет заключения в лагерях особого режима с последующей ссылкой до пяти лет или без таковой. Статья 72-я Уголовного ко­декса предусматривает наказание за групповые действия при совер­шении всех особо опасных государственных преступлений, в том числе – за групповые действия агитационно-пропагандистского ха­рактера.

4 Виктор Балашов (он же упоминавшийся выше “Вик”) — выпускник суворовского училища, сокурсник А. Мурженко по Московскому финансовому институту и организатор подпольного “Союза свободы разума”. Во время отбытия лагерного срока бежал (см. ниже), за что был осужден дополнительно на три года. После освобождения в 1972 году выехал из СССР. Ныне живет в США.

по договоренности между собой создали нелегальную антисоветскую организацию под названием “Союз свободы разума”.

При создании организации они ставили своей целью вести борьбу против КПСС и Советского правительства, а также проводимых КПСС и Советским правительством мероприятий, ставили целью создать свою программу и устав, вовлекать в указанную организацию новых членов и проводить антисоветскую деятельность путем проведения антисоветской агитации и распространения листовок антисоветского содержания.

В целях осуществления своих преступных замыслов Балашов и Мурженко вовлекли в преступную организацию в ноябре 1961 г. подсудимого Федорова, а в начале 1962 г. подсудимого Кузьмина. В то же время они, при участии Федорова, в конце 1961 г. приступили к изготовлению антисоветской листовки и сопроводительных писем к ней от имени названного ими “Союза свободы разума”, назначив срок распространения ее перед выборами Верховного Совета СССР в 1962 г. …После составления текста листовки Балашов в феврале 1962 г. взял напрокат пишущую машинку, на которой у себя дома отпечатал текст антисоветской листовки.

Работая фотографом в 5-й типографии Воениздата Министерства Обороны СССР, Балашов, используя служебное положение, в феврале 1962 г. размножил на машине “Ротапринт” текст антисоветской листовки в количестве около 400 штук (экземпляров) и принес их к себе домой. После размножения листовки Балашов и Мурженко вовлекли в созданную ими антисоветскую организацию подсудимого Кузьмина, который принял участие в окончательной отработке текстов сопроводительных антисоветских писем к листовкам. В них сообщалось о создании антисоветской организации в СССР, ее задачах, содержались клеветнические измышления в отношении существующего в СССР строя…

В соответствии с разработанным планом, 22 февраля

1962 г. Балашов, Мурженко, Федоров и Кузьмин распространили более 350 листовок и несколько сопроводительных писем почтой в адреса крупных промышленных предприятий, редакций газет, правительственных учреждений советской страны, и сами непосредственно распространили листовки в высших учебных заведениях г. Москвы.

Каждый из них распространил антисоветских листовок и писем с листовками: Балашов – 60 листовок и 100 конвертов, Мурженко – 20 листовок и 20 конвертов, Федоров — 4 листовки и 20 конвертов и Кузьмин — 30 листовок и 80 конвертов.

Кроме того, в Политехническом музее во время дискуссии Балашов, Мурженко и Федоров направили две листовки в Президиум, а одну листовку Мурженко передал гр. Алексееву. Шесть листовок Мурженко передал гражданке Глазковой и 10 листовок передал гр. Смотрову для распространения в г. Киеве…”

Case № 28/62 L

Sentence

In the name of the Russian Soviet Federal Socialist Republic July 20, 1962 in Moscow.

Judicial board on criminal cases of the Moscow City Court, composed of:
Presiding Klimova

People’s assessors Bychkova and Gerasimova

with the Attorney Molochkov,

considered in a closed court hearing the case against …

Based on the above and following the article. Art. 303 and 315 CCrP

To Sentence
Balashov Victor Alekseevich, Murzhenko Alexei G., Fedorov Yuri Pavlovich and Kuzmin Sergei Nikolaevich Art. Art. 70 and 72 of Part 1 of the RSFSR Criminal Code and has determined them to punishment:

Balashov Victor A. – imprisonment for a term of seven years of sentence in a maximum security units.

Murzhenko Alexey – imprisonment for a term of six years from the sentence to be served in the offices of strict regime.

Fedorov, Yuri Pavlovich, – imprisonment for a term of five years of sentence in a maximum security units.

Kuzmin Sergey – imprisonment for a term of four years of sentence in a maximum security units.

The measure of restraint Balashov, Murzhenko, Fedorov and Kuzmin leave detention.

Дело № 28/62 л

ПРИГОВОР

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики 20 июля 1962 г. г. Москва.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Климова,

народных заседателей Бычкова и Герасимова

с участием прокурора Молочкова,

рассмотрев в закрытом судебном заседании дело по обвинению…

.На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 303 и 315 УПК РСФСР

ПРИГОВОРИЛА:

Признать виновными Балашова Виктора Алексеевича, Мурженко Алексея Григорьевича, Федорова Юрия Павловича и Кузьмина Сергея Николаевича по ст. ст. 70 ч.1 и 72 УК РСФСР и определила им меру наказания:

Балашову Виктору Алексеевичу — лишение свободы сроком на семь лет с отбыванием наказания в подразделениях строгого режима.

Мурженко Алексею Григорьевичу — лишение свободы сроком на шесть лет с отбыванием наказания в подразделениях строгого режима.

Федорову Юрию Павловичу — лишение свободы сроком на пять лет с отбыванием наказания в подразделениях строгого режима.

Кузьмину Сергею Николаевичу – лишение свободы сроком на четыре года с отбыванием наказания в подразделениях строгого режима.

Мерой пресечения Балашову, Мурженко, Федорову и Кузьмину оставить содержание под стражей.